Журнал «Дагестан» » Важное » Гуниб: имам, император и водопад

Гуниб: имам, император и водопад

Когда поднимаешься на Гунибское плато, поражаешься, насколько красочны пейзажи — ярко-зелёные горы, голубые реки, синее небо с белыми облаками, самобытные сёла. Всё как будто специально создано для художников и нас, любителей селфи. Поэтому Гунибский район стал одним из самых популярных туристических маршрутов. Конечно, ещё и потому, что в Гунибе проходили последние события Кавказской войны (больше половины мужчин этого района погибли, защищая Шамиля). Но гунибцы не стали жить только прошлым.


Гуниб: имам, император и водопад

 

 

Беседка Шамиля и зеркало императора


     Дорога до «Беседки Шамиля» оказалась крутой и со специально оборудованной смотровой площадкой на вершине плато. Есть подзорная труба, которой любой может воспользоваться за 10 рублей. Пейзаж потрясающий, с этой точки вся долина перед тобой как на ладони — горы, реки, сёла, «Гуниб подо мною…». Сама беседка Шамиля оказалась каменной ротондой.



«25 августа 1859 года на этом месте князь Барятинский, командующий Отдельным Кавказским корпусом, ждал имама Шамиля. У Барятинского была подагра, ему тяжело было стоять, и он сидел на камне. Шамиль вышел из Гуниба на плато к этому камню, здесь велись переговоры, они были короткими, потому что все условия, которые поставил Шамиль, князь обязался выполнить. Беседка для нас священна — говорят, что после переговоров имам несколько часов молился на этом камне. Эту дорогу по скале прорубили после Кавказской войны, современный Гуниб построили после Кавказской войны, Верхний Гуниб почти не сохранился. Тогда в Верхний Гуниб был только единственный узкий проход, здесь до сих пор сохранились вбитые в скалы штыри — кованые гвозди, по ним вскарабкались пластуны и сбросили канаты, верёвочные лестницы, по которым поднялись русские солдаты. Вы представляете: ночью они штурмовали Гуниб, где их совершенно не ожидали увидеть! Ядра у нас были во всех огородах, мы в пионерские годы выкапывали их и сдавали в металлолом. А сейчас я их регистрирую, это подлинные участники Кавказской войны», — рассказывает Патимат Алискандиева, директор Гунибского краеведческого музея.




«После посещения императором Александром II Гуниба в 1871 году на этом месте по высочайшему повелению построили каменную ротонду. В 1893 году её открыли и освятили, на освещении памятника присутствовал сын Александра II от княгини Долгоруковой Георгий. Причём беседкой Шамиля её назвал сам император, сказал: «Даже в имении Барятинского есть беседка Шамиля, тем более она должна быть в Гунибе». Вот эти тарелки, супник — кузнецовская посуда. Видите на фотографии столы: на Царской поляне специально подготовили площадку, вырыли траншеи — стол-скамейка-стол-скамейка и садились прямо на землю. Это была обычная практика — земляные солдатские столовые, и до сих пор за 150 лет эти траншеи сохранились. Вот сзади холм, на котором сидел император, с ним были наследники Александр и Владимир. Когда император остановился у ворот Верхнего Гуниба, он был потрясён и сказал: «Грандиозная картина». Спустился с Царской поляны с бокалом вина к солдатам и провозгласил тост за князя Барятинского и окончание Кавказской войны. Всю мебель из Петербурга доставили во дворец в Гунибе, эти два зеркала и стол сохранились, ими пользовался император. Дворец называется «Дом Ольги Форш», она известная писательница, родилась в этом здании, её отец был окружной начальник генерал-майор Дмитрий Комаров. В 1909 праздновали в Гунибе 50-летие окончания Кавказской войны, устроили полную реконструкцию штурма Гуниба» — показывает экспонаты директор музея.

 

Журавли и поэты


В Гуниб мы попали в день рождения Расула Гамзатова. Именно в Гунибе в 1986 году был открыт первый памятник гамзатовским «Журавлям». Песня облетела весь мир и переведена на многие языки. Гунибский памятник включен в список объектов культурного наследия и стал прообразом многих других.

Владимир Крупин, известный писатель, дружил с Расулом Гамзатовым, но приехал в Дагестан впервые:




Меня ещё Расул приглашал, но я только сейчас сюда доехал, жалею, что раньше не был. Это потрясающе, настолько незаурядно, настолько непривычно, настолько красиво. Здесь, конечно, трудно жить, и поэтому характер у людей здесь крепче, подружнее народ, хотя я понимаю, что люди бывают всякие. Здесь очень красивые женщины, и у мужчин лица такие… В 90-е я был главредом журнала «Москва», с Расулом Гамзатовым ходили на одни заседания, съезды. Расул шутил: «Я в президиуме родился». Когда в ЦК ВЛКСМ нам вручали именные часы, с ним получали Бондарев, Астафьев, Распутин; он тогда пошутил: «А я довесок к русской литературе». Никогда не был заражён духом звёздности.




Главред литературного журнала «Симбирск» Елена Кувшинникова познакомиться с Гамзатовым не успела, но на его праздник приехала. «Мой старший друг Элеонора Денисова была диктором дагестанского телевидения, мечтала ещё раз увидеть вашу республику и чтобы я туда поехала. Я переполнена впечатлениями, у меня в груди целая волна признательности, благодарности, ощущение единения людей, ощущения поэтического слова, и на сердце очень хорошо. Сама личность Расула Гамзатова настолько притягательна и настолько объединяет людей до сих пор... Большой поэт, удивительная личность, человек с безбрежной душой! И чем дальше, тем больше проявляется масштаб его личности».



 

Современные чабаны


В основном в Гунибском районе зарабатывают, как и испокон веков, овцеводством. Именно здесь расположено самое крупное овцеводческое хозяйство Дагестана агрофирма «Согратль». Это бывший колхоз, который смогли сохранить и эффективно продолжить его работу. «Согратль» принимает участие во всех крупных овцеводческих выставках России, и всегда привозит награды. Одно из последних достижений — кубок и золотая медаль XX Всероссийской выставки племенных овец и коз. Руководитель СПК Абдурахман Чураев:




«Наше хозяйство является племенным, в 1956 именно в Гунибском районе выведена дагестанская горная на основе вюртембергской породы овец и занесена в государственный реестр. Наша традиционная порода грубошерстная. Сейчас за тонкую шерсть мериносов дают высокую цену, но для этой породы у нас нет условий. В советское время было важнее производство шерсти, сейчас нужно только мясо, поэтому и приходится всё время работать над селекцией. 

Сейчас у нас на перегоне 21 тысяча овец, 7 подразделений в разных горных районах. Ещё занимаемся разведением коров красной степной породы, 5 молочных ферм. У нас 18 тысяч га земли, ещё арендуем пастбища на плоскости и в горах. Корма сами производим — и комбинированные и грубые, выращиваем фуражное зерно, рис, люцерну и рапс. 

Помощь по линии Минсельхоза получаем — без этого никакое хозяйство самостоятельно развиваться не может. Также нам существенную помощь оказывает глава Гунибского района Кадыров. Пандемия нанесла большой урон хозяйству, потому что нам запретили реализацию продукции в Москву и Питер, а это были наши основные рынки, хотя в другие регионы отправляем спокойно. Ходят слухи, что это Мираторг вставляет палки в колёса, избавляется от конкурентов. А ведь мы много баранины вывозили, она уже стала брендом во всей стране».

Чураев — активный общественник, председатель комиссии Общественной палаты РД по развитию АПК, считает, что государство должно менять форму помощи реальным производителям:




«В этом году была общемировая проблема с реализацией шерсти, потому что основные потребители — Китай, Иран и Турция — из-за пандемии закрыли все фабрики. Закупочная цена на шерсть сейчас 30–57 рублей при себестоимости 79 рублей. В этом случае государство предложило немного поднять ставку субсидии. Мы должны поддерживать ЛПХ-ников, они производят 80 % сельхозпродукции, но при этом не имеют права на гранты и субсидии. Министр Гусейнов обещал субсидию 20 рублей за килограмм произведённого мяса, но нужно подтвердить реализацию, а как ЛПХ это сделает? А налоговую нагрузку они не потянут. Сделайте их налогоплательщиками, внедрите патентную систему. Система учёта важна даже не столько для налогов, сколько для безопасности продуктов. 

Мы говорим: дайте преференции нашим производителям. Половину поставляемых в школы, детсады, больницы продуктов должна составлять местная продукция, а мы 15 миллиардов руб­лей из дагестанских бюджетов, получается, инвестируем в соседние регионы. 

Мы создали НКО «Ассоциация производителей и переработчиков молока и мяса», чтобы представлять наши интересы на различных площадках. Сегодня руководство республики ищет пути экономического развития; важно, чтобы руководители хозяйств, главы районов, начальники управлений подключились к этой работе».

 

Школы и дороги 


Было бы странно побывать в Гунибском районе и не увидеть Салтинский водопад. На пути была развёрнута масштабная работа — расширение дороги в Салта с последующим покрытием её асфальтом. Проконтролировать строительство приехала комиссия Минстроя. Консультант министерства Артур Асалиев доволен тем, как идёт стройка:




«Дорога в Салта протяжённостью всего 7400 метра, 4-й категории. Начали в 2018 году, по графику должны закончить в этом, и, если погода позволит, успеваем. В настоящее время идут работы по укладке асфальта, буровзрывные работы. Качество работ удовлетворительное. Были и на реконструкции дороги до Ругуджа, где обновляют отдельные участки». 




К водопаду идти приходится по узкой теснине, по холодной воде. В тёмную пещеру пробивается лишь луч солнца, и, подсвеченная им, откуда-то с неба льётся вода в подземное озеро. Необычное зрелище!

Мудунгаджи Кадыров сам салтинец, поэтому с удовольствием рассказывает:

«У меня в Салта родовой дом, на этот водопад в детстве каждый день ходили за водой, и мы на него не обращали внимание. А потом появилось фото Камиля Чутуева — он его открыл как природный шедевр, а фирма «Шангереев-тур» начала возить к нему людей. И сейчас сюда приезжают тысячи туристов. Хизри Абакаров построил в селе экстрим базу для туристов, пока ещё не открыли; там будут канатные дороги, зиплайн, банджи-джампинг, катание на лошадях».




Школа в Салта небольшая — здесь всего 65 учеников, чистая, со свежим ремонтом, который пока в процессе.

Директор Салтинской школы Магомедтагир Абасов:

«В школе одно здание 1928 года, другое 1960 года. Мы дважды заходили в проект «100 школ», сейчас у нас есть хороший спонсор, он выделил 500 тысяч на балясины. Последние пять лет Салта возрождается, туризм стал развиваться, дороги кладут. Если ещё газ провести, многие салтинцы вернутся. Многие на водопаде открыли свои закусочные. Дети резиновые сапоги дают напрокат».

У села Салта богатая и громкая история. Тут тоже произошла одна из главных битв Кавказской войны, в итоге которой Салта полностью разрушили, жителей выселили и разрешили вернуться только через 22 года. Поэтому рядом со школой салтинцы построили мемориальный комплекс своим землякам, участникам трёх войн. В нём обелиски наибу имама Шамиля Омар-Дибиру Салтинскому, который руководил обороной Салта, и шейху Узунгаджи, мемориальные доски участникам гражданской и Великой Отечественной войн.

Центральной частью комплекса стала стела с медицинским крестом, посвящённая всем врачам. На главном барельефе известная история с участием имама Шамиля и знаменитого хирурга Николая Пирогова. Во время Салтинской битвы был ранен близкий друг имама Шамиля. Имам отправил гонца к Пирогову с просьбой вылечить наиба. Пирогов смело приехал, прооперировал раненого, тот выжил и Шамиль подарил врачу белого коня. Именно в Салта в ходе сражения в 1847 году Пирогов впервые в мире проделал операцию с применением наркоза в полевых условиях. Так говорят.

Автор памятника, известный скульптор Али-Гаджи Салтинский, построил на свои средства рядом с комплексом дом-музей, но не успел его наполнить — скоропостижно скончался несколько месяцев назад.

 

Главное — активно участвовать


Мудунгаджи Кадыров стал главой района два года назад. За это время удалось вывести район на второе место по сбору налогов в республике и начать множество проектов:

«Главные проблемы — это водопровод и детсад Гуниба. Детсад 1932 года постройки, он аварийный на 80 процентов. Год мы бились, дошли до Васильева. Проблема была в том, что по федеральным нормам на одного ребёнка должно выделяться 43 кв. м. Но у нас в селе совсем нет места, и нам дали право разработать свои градостроительные нормы. В следующем году будем строить красивый трёхэтажный садик.




Ещё один проект, сравнимый для нас только с БАМом: 10 лет назад начали работы по прокладке водопровода из Верхнего Гуниба в Гуниб. Из-за отсутствия финансирования работы остановили. В прошлом году пригласили специалистов, они обследовали необходимый дебет воды Верхнего Гуниба, и оказалось, что там всего 10 % от необходимого запаса. Предложили правительству другой вариант источника воды — Красная речка. Сейчас составляем проект с охватом шести населённых пунктов — почти половина жителей района будет обеспечена водой.  Надеемся, что оба проекта будут реализованы.

Была программа «100 школ», по ней у нас отремонтировали в 2019 году 6 школ. В ноябре этого года собираемся открыть пять футбольных полей, одно на собственные средства. Строим несколько водопроводов по программе «Чистая вода»: в село Гонода, в Салта — только проектируем. На средства меценатов и районного бюджета сделали в прошлом году водовод в Хоточ и в Асельту. На деньги меценатов и госпрограмм отремонтировали детсад в Салта и Нижнем Кегере. 




Сгоревшая в Тлогобе школа тоже в проекте, шесть школ на капремонте, заказали 24 пищеблока. Остальные девять аварийных школ в следующем году включаем в программу строительства. Только в этом году выпустили 30 золотых медалистов, так что образование держим на уровне. У нас 20 детсадов, охват 94 %, но ни одного типового. 

Скала «Спящая красавица» представляет реальную угрозу, она повреждена в трёх местах, часть нависает над школой и многоквартирным домом в Гунибе. Глава Дагестана выделил нам 23 миллиона рублей на проектирование, здесь побывало более 10 комиссий; там установят датчики, и мы в режиме реального времени будем получать информацию о её движении. Специалисты предлагают снести макушку скалы и залить бетоном или разобрать полностью. Это покажет проект.




В следующем году начнутся проектно-изыскательские работы по газификации района.

У нас 16 СПК и агрофирм; агрофирма «Согратль» получила медали на выставке в Астрахани, среди призёров также СПК «Милюб» и агрофирма «Чох». По просьбе сельхозпроизводителей администрация в прошлом году купила в лизинг 2 комбайна, выделили миллион триста тысяч рублей для первого взноса; они участвуют в уборке, оплачивают лизинг сами, в первый же год дали в бюджет района 300 тысяч.

Зачем я так подробно всё это перечисляю? Гунибский район — второй среди муниципалитетов по сбору налогов. Почти все они — от предпринимателей. Собственные доходы выросли на 23 миллиона рублей. Правда, мы нашли муниципальное имущество, которое использовалось неэффективно, теперь сдаём его в аренду через аукцион, и это дало около 800 тысяч рублей в бюджет.

Нам есть куда двигаться дальше. Люди живут личным подсобным хозяйством. В основном это овцеводство, но есть сады и огороды — кукуруза, фасоль, картошка; пара небольших теплиц в Куяда всё село обеспечивает помидорами. Кегерский консервный завод в последнее время меньше работает. Я разговаривал с садоводами, они говорят, что оптовики закупают весь урожай абрикосов по 50 рублей за килограмм, а на заводе принимают по16–23 рубля». Недавно фермер из Гонода получил грант на строительство консервного завода, посмотрим. Ещё у нас есть мини-завод питьевой воды «Родники Согратля». 

Очень большую работу мы провели с населением по земельному и имущественному налогу, стараемся, чтобы все муниципальные заказы обеспечивали наши производители. Все школы, детсады, больницы закупают питание у фермеров, зарегистрированных в Гунибском районе, у них в итоге увеличиваются налоговые отчисления. 85 % соцобъектов тоже делают фирмы из района. 

За 2018 год получили план от Минтранса 2 млн 400 тысяч рублей субсидий. Глава республики Владимир Васильев объявил, что весь транспортный налог остаётся в районе. Мы собрали почти 8 миллионов. На эти деньги в шести сёлах отремонтировали дороги, дорожный фонд тоже увеличился более чем на 4 млн рублей.




В 2020 г. объявили локальный год культуры. В Гунибе была школа искусств, мы сейчас её восстанавливаем, нашли хореографа, который 20 лет проработал в Бангладеш, сейчас будет учить хореографии наших детей. В текущем году разбили три сквера: в Согратле, Бухты и Хоточе. Скверы в Хиндахе и Чохе попали на всероссийский конкурс, и хиндахский занял первое место.

В горах построить заводы и фабрики невозможно. Мы собираемся активно вступать в федеральную программу «Комплексное развитие сельских территорий», в трёх сёлах уже готовят проекты. Что можно нашими силами сделать в сёлах? Ремонт внутрисельских дорог, освещение, строительство парков и скверов, водопроводы, очистные сооружения, охрана памятников, строительство школ, детсадов, спортзалов на условиях софинансирования: 30 % местный бюджет, 70 % федеральный бюджет».

 

 

Фото: Руслан Алибеков

Популярные публикации

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Выходит с августа 2002 года. Периодичность - 6 раз в год.
Выходит с августа 2002 года.

Периодичность - 6 раз в год.

Учредитель:

Министерство печати и информации Республики Дагестан
367032, Республика Дагестан, г.Махачкала, пр.Насрутдинова, 1а

Адрес редакции:

367000, г. Махачкала, ул. Буйнакского, 4, 2-этаж.
Телефон: +7 (8722) 51-03-60
Главный редактор М.И. Алиев
Сообщество